У Старка
 
 
 

Живой рассказ – живое слово

дата: 3.03.2016, 20:09 | просмотры: 1481 | категория: Новости

0 Живой рассказ – живое слово
Мы продолжаем рассказ о воинах-интернационалистах, которые исполняли воинский долг в разных государствах. Все они – участники редакционного урока мужества, который проводился в Доме детского творчества. Рассказывали ветераны-интернационалисты для ребят-воспитанников военно-патриотических кружков. А знали ли ребята, что солдаты советской армии служили не только в Чечне и Афганистане, а несли вахту в далеких странах Анголы и Кубы, Вьетнама и Чехословакии?

Шли интернационалистами
Живой рассказ – живое слово
Юрин С.А.
Степан Алексеевич Юрин живет в Дубровинском МО. В армию он был призван в 69-ом. На «холодильнике» в Новосибирске долго не задержали: прошли короткие обучения на полигоне в Шилово и… в долгий путь отправили на запад. Куда везли – никто не знал. Ехали до границы 14 суток, а после еще двое.

- Какими-то узкоколейками, в большей степени ночью переправляли нас в неизвестное направление, - рассказывает Степан Алексеевич.- И только потом, когда комдив выступил и сообщил куда прибыли – стало жутковато. Неспокойно было там еще с августа 68-го, когда Советские войска вошли в Прагу, и вся территория ЧССР была занята за двое суток. Руководство КПЧ было арестовано и доставлено в Москву. Было подписано соглашение, по которому на территории Чехословакии размещались на постоянной основе части СА. Все наши действия были засекречены. Конечно, самый пик пришелся на 68 год. Ситуация в стране оставалась напряженной и в 69-ом, когда пришлось служить мне со своими товарищами. Местные нас не любили. И всякий раз их возмущения по поводу государственного строя выливалось в серьезные стычки с применением оружия. Вооружение у них было хорошее.
Живой рассказ – живое слово
Больше всего досталось десантникам, которые были высажены на важнейших авиабазах. И нашему призыву удалось захватить часть тех событий. Солдат Гвардейской Сибирской дивизии только за один раз было отправлено 1800 человек, а всего в Чехословакии было задействовано 170 тысяч советских солдат. Там мы выполняли миротворческую миссию. Стрелять не разрешали, только в исключительных случаях использовали боевые патроны. Много ребят тогда полегло. Только на втором году службы стало спокойнее. Потом мы уже общались и с молодежью, и с местными нормально. Из нашего района в этой стране служило четверо: А. Мухометинов, Н. Степанов, В. Русанов и я.

В тропической Азии
Живой рассказ – живое слово
Беляев Е. Д.
60-70 годы – это годы холодной войны. Нет, наш следующий рассказчик служил в одной из «горячих» точек гораздо позже, в 80-ые, когда полным ходом шла война в Афганистане. И он тоже, как его сверстники, мечтали проявить себя на поле боя, даже написал ходатайство об отправке на войну. Но ему, как и сотням и тысячам советских солдат, нашли другое применение в таких странах как Вьетнам, Кампучия, Йемен, Самали, где дислоцировались крупные авиа и военно-морские базы. С первых дней учебки парень из маленькой сибирской деревни постигал азы серьезной подготовки.

- Я понял, что готовят нас в горячую точку. Это была учеба выживания для службы в подводных противодиверсионных силах в жарких странах. Только потом выяснилось, что все, чему учили и что с нас выжимали, было не напрасным. В пределах года нас учили. А потом во Владивостоке подписали договор и отправились в длительный морской путь. По прибытию в неизвестную страну, первое, на что мы обратили внимание: на камнях сидят ребятишки с настоящими автоматами. Оказалось, что это не ребятишки, а взрослые вьетнамцы, сами по себе они – народ маленький, и они вовсе не играют в войнушку, а так живут.

Прослужил я во Вьетнаме два года. Целью моей службы была охрана водных рубежей и подводных объектов. Наша база находилась на территории бывшей американской базы, на которой многие объекты, в том числе и водные источники, были заражены. Противогазов никто не отменял. Бывало, что и в обморок падали от обезвоживания, бродили тиф и холера. Но, хочу сказать, что сибиряки были самыми крепкими и выносливыми, хотя были среди нас таджики и узбеки, но у них чаще шла носом кровь, а мы выдерживали и жару, и испытания.

В те годы в этой стране в связи со сменой правительства было много бандформирований, от которых можно было ожидать все, что угодно. Наш объект, где мы служили, был секретным. Здесь сосредотачивалась серьезная аппаратура, которая держала на спусковом крючке города Америки. Каждый день мы находили у базы зажигалки, которые взрывались, ручки, которые стреляли и другие предметы и делали все, чтобы диверсанты не просочились внутрь базы. Поэтому с наших катеров ночью за борт систематически кидали гранаты. Местное население нас явно не жаловало.

Служба в этой стране – испытание на прочность и выносливость. Не раз приходилось подвергаться разного рода провокациям и не удивительно, ведь недалеко находились американские базы. Что у них там на уме? Беспокоило не то, что погибнешь, а то, что выживешь и куда в случае чего пойдешь в этой стране!

У нас не было полевой почты, был почтовый ящик, письма все контролировали и проходили через Москву. Бывало, что и возвращали их пустыми и открытыми.

Я не жалею, что служил в далекой от России стране. Правда, много горьких моментов преодолели, вот хотя бы во время демобилизации нас встречали не как интернационалистов, а как наемников. Это было, конечно, не совсем приятно для комсомольцев. Оставил там и часть здоровья. Однако, каждый человек должен себя в чем-то испытать. И сегодня с гордостью могу сказать, что такое плечо товарища, воинская дружба, мужество.

Куба далекая и близкая
Геннадий Павлович Вашкин не был участником урока мужества, однако мы побеседовали с ним в канун Дня Российской армии. Наш земляк отдавал свой воинский долг тоже в далекой от России стране - в жаркой Кубе. Хотя, как и предыдущие наши герои, будучи в учебке не знал, где ему предстоит служить дальше.

В спецподразделение отбирали самых спортивных и выносливых. В этой категории оказался и Геннадий. Во время изнуряющих физзанятий нацеливали на службу в теплых странах. Но и там, оказавшись в одной из советских частей, дислоцированных на Кубе, спортивной подготовке уделяли пристальное внимание.

- В целом наша служба ничем особенным не выделялась. Основная роль – охрана ракетной установки. Сами по себе ракеты внушительным видом не отличались – обычные, небольшого размера. Это только позже мы узнали, какую роль они выполняли для этой маленькой страны и нашей большой России.

Служба шла своим чередом. Нам не разрешалось покидать территорию части, контактировать с местным населением. Все обязанности по столовой, уборке производили сами. Кормили нормально: обычный борщ, картошка, котлета… Проводились культурные мероприятия с приездом артистов из России. Жили в сборно-щитовой казарме, письма домой писать не разрешалось все шесть месяцев. Родителям же сообщали, что ваш сын служит, все нормально. А после окончания службы подписывали документ о неразглашении тайны сроком на 25 лет, хотя, хотелось рассказать, где служил, и друзьям, и знакомым. После возвращения с Кубы продолжал нести службу в танковых войсках водителем.

Мы благодарны нашим героям данных публикаций, за откровения, за интересные рассказы о своей армейской жизни. Пусть они послужат хорошим примером для подражания нашему юному поколению!
Фотографии из личных армейских альбомов Евгения Беляева и Степана Юрина.

Татьяна Рабочева

Наталья

Информация
Комментировать статьи возможно только в течение 90 дней со дня публикации.