У Старка
 
 
 

Путь длиною в жизнь

дата: 11.02.2016, 17:49 | просмотры: 1140 | категория: Люди

0 Часто можно слышать о том, как сложно сейчас получить образование, устроиться на работу. И что греха таить, не менее часто мы сетуем, как сложно нам работается и как мало нам платят. Да и сама работа зачастую только лишь средство зарабатывания денег.

Это рассказ о ветеране органов внутренних дел – Вожик Якове Тимофеевиче.
Путь длиною в жизнь
Паренёк из глухой сибирской деревеньки в тяжелые послевоенные годы смог получить высшее юридическое образование и просто, по чести и совести прослужить в органах внутренних дел непрерывно более двадцати трёх лет. Работал следователем, участковым инспектором, старшим инспектором по профилактике правонарушений. Вот как он сам говорит о своей работе и о коллегах: «Поначалу работать было очень трудно, транспорта не было, людей не знал, добираться приходилось на чем придется. Постепенно работа налаживалась, хорошо контактировал с администрациями сельских советов, руководством совхозов и вообще с людьми. За все время работы в коллективе отношения со всеми были очень хорошие. Добросовестно работали в то время М.Ф. Полухин, А.З. Пасечник, В.А. Животов, А.В. Щербин, А.В. Мазжерин, С.В. Тихонов, Ф.Ф. Миллер, В.В. Гаврилов и многие другие. Устав соблюдали и к населению относились по-человечески, по совести».

А вот что о нём рассказывает начальник Усть-Таркского РОВД (1986-1996) подполковник милиции Александр Иванович Симаков.

В год 70-летнего юбилея Победы мне захотелось повстречаться с одним из старейших работников правоохранительных органов здравствующих в нашем районе Яковом Тимофеевичем Вожик. Дело в том, что Яков Тимофеевич родился в 1941 году, в год начала Великой Отечественной войны. Меня интересовало, что он помнит о войне, воевал ли кто из его родственников, как сложилась их боевая судьба. Как жилось ему в военные годы, и как отразилась война на его судьбе и судьбе близких родственников.

Родился Яков Тимофеевич в октябре 1941 года. К этому времени его отец, Тимофей Иванович, мобилизованный в июле 1941, уже воевал с фашистами и не знал, что родился сын, и что назвали его Яковом. К началу войны семья Вожик проживала в хохляцкой (по словам Якова Тимофеевича) деревеньке Бугриновке Чистоозерного района нашей области, на границе с Казахстаном. На вопрос почему «хохляцкая деревенька», Яков Тимофеевич ответил, что большая часть населения были переселенцы из Украины и говорили на украинском языке. После ухода отца на фронт в семье остались с матерью Анастасией Сергеевной семеро детей. Учитывая, что оба родителя работали в только что образовавшемся колхозе, сегодня невозможно представить себе какие трудности испытывала семья. По словам Якова Тимофеевича, если бы не помощь дедушки и бабушки (отцовых родителей), то он не знает, как бы справилась мать.

Военная судьба отца сложилась непросто. В суровые декабрьские дни 1941 года, в одном из боев, он серьезно обморозил обе ноги и эшелоном был отправлен в один из госпиталей на юг России. По дороге эшелон был разбомблен фашистской авиацией, и раненые, кто остался в живых, попали в плен. Он оказался в далекой Франции, где работал на рудниках в немецких лагерях. О том, где он находился все эти годы семья не знала. Ни похоронки, ни документов о без вести пропавших не получали. В мае 1945 года союзническими войсками пленные были освобождены и после фильтрации лагерей, летом 1946 года отец пришел с войны. Будучи уже пятилетним пацаном, Яков Тимофеевич впервые увидел своего отца. Услышав от взрослых о его приезде, он спрятался на печке. Бабушка нашла его там и сказала отцу: - Тима, Тима, это же твой сын. Обо всех перипетиях военной судьбы отец никогда не рассказывал детям, как ни просили они его об этом, даже будучи взрослыми. Говорил только, что это очень страшно, и что выжил он случайно, благодаря польским военнопленным, также работавшим на немецких рудниках, которые как-то подкармливали русских.

Судьба детей в период войны и сразу в послевоенные годы у всех примерно одинакова. Голодно, холодно. Одежды, обуви практически не было. На улицу выходили по очереди. Даже когда Яков Тимофеевич пошел в школу учиться, по его воспоминаниям, он не раз зимой прибегал домой из школы босиком. Так как жили в степной местности, леса не было, соответственно и дров не было. Спасал кизяк – топливо из навоза, который в основном ребятишки летом заготавливали. Про еду, по словам Якова Тимофеевича, и вспоминать не хочется, хотя многое он и не помнит. Зимой еще как-то перебивались. А весной, летом - лепешки из мерзлой картошки, всевозможная трава с полей. С болот, озер – мелкая птица, да тарбаганы (сурки). Братья и сестры рано участвовали во всех трудовых делах и колхозных, и семейных: пасли скот, заготавливали корма. Родители всегда были на работе, поэтому командовала детьми, как правило, бабушка Ульяна. Денег не было, так как колхоз их не платил. Чтобы хоть как-то одеть детей мать сама ткала холсты, шила одежонку, вязала. По этой причине шестеро детей получили образование лишь по четыре класса и пошли работать. А вот двое, в том числе и Яков Тимофеевич, захотели получить среднее образование. К этому времени, в 1951 году, семья переехала в с. Щербаки Усть-Таркского района, где Яков закончил семилетку, а затем, не смотря на протесты отца, продолжил обучение в Усть-Таркской средней школе и получил среднее образование.

После трехлетней службы в армии Яков Тимофеевич по приглашению брата, который проживал на станции Яя Кемеровской области, заехал к нему в гости, да так и остался там жить и работать. Сначала работал в депо на станции токарем, поступил на заочное отделение юридического факультета Томского университета и в том же 1964 году был приглашен на работу следователем Яйского РОВД. Совмещая работу и учебу, успешно получил высшее образование. По настойчивой просьбе родителей Яков Тимофеевич в 1976 году перевелся на службу в Усть-Таркский РОВД, где и проработал до ухода на заслуженный отдых.

Сотрудники районного отдела внутренних дел Усть-Таркского района
Путь длиною в жизнь
О том, что в Новосибирской области действует программа «Дети войны», что имеются небольшие надбавки к пенсии, Яков Тимофеевич не знает, никуда не обращался, да и не собирается обращаться. По его мнению, таких детей войны, как он, его братья и сестры очень много было в военные и послевоенные годы, и государство не в состоянии выплачивать какие-то пособия им. Для государства Российского, для его руководителей, главной должна быть цель – не допустить новой войны и для этого использовать имеющиеся ресурсы.

На заключительный вопрос, как же повлияла война на его судьбу, судьбу его близких, Яков Тимофеевич помолчал и сказал:
- На мою судьбу, если не считать, что пять лет я прожил безотцовщиной, вроде напрямую и не сильно повлияла, а вот на судьбу моих родителей, старших братьев и сестер сильно повлияла, просто искалечила их судьбы. Даже врагу не пожелаешь того, что пришлось пережить им.
Ну как тут возразить.

Александр Симаков

Теги: МВД

Наталья

Информация
Комментировать статьи возможно только в течение 90 дней со дня публикации.